ТД. Инквизитор смотрящий

psihologya-zakluchennogo

Таунские дневники

Серия рассказов, о происшествиях в городе – Т или, просто, Таунске, которые могли бы произойти в недалеком сером будущем. Город сей ничем не примечателен, как и множество других средних городков, рассыпанных на спутниковых снимках Европы. О том, насколько бурная и яркая происходит в нем жизнь, можно узнать, лишь приглядевшись повнимательнее к его жителям, заглянув к ним души.

Инквизитор смотрящий

Рассказ о мести, справедливости и здравом смысле.

Действие 1. 3469

Я узнал эту сволочь! Не узнать человека, которого ненавидишь до такой степени, что поднялась рука всадить в него ржавую точеную сталь, просто невозможно. Я его узнал – значит, слабо всадил. Хоть и бил всей дурью со злости. Оно не мудрено. Таких для надежности жечь надо. Из огнеметов. Сколько же лет прошло!? Три десятка? Правый кулак, разожмись! Пальцы так сломаешь! Идет себе спокойно в шляпке, размахивает чемоданчиком. Как ни в чем не бывало. Словно и не было всей этой адской карусели. Как же накатило! Прямо хочется подбежать, вцепиться в тонкую шейку и жать ее, жать. Пока или она не сломается, не хрустнет или пальцы. Разожмись, я сказал! Рано еще! Но уж нет! Я не буду спешить. Теперь я умнее. Никому потом ничего не докажешь! Для этих ублюдков нет ничего святого. Они не вникают в подробности. Для них важны факты, доказательства и тупой закон, а не истинные причины. У них своя целесообразность. Никому ничего не докажешь. Поэтому, надо делать все тихо и незаметно. Надо беречь шкуру. Не подставлять ее под удар. Хватит уже. И так вся в шрамах. Тише машешь – больше нарубишь. Но и дело завершить надо. Не зря я его узнал. Это судьба! Это знак!  Не может этот человек, если его можно назвать человеком, дальше ходить по земле и делать гадости. Он, наверняка, стал сильнее. Наверняка, теперь такое вытворяет, что и подумать страшно. Господи, как же такое возможно!? Как ты терпишь эту нечисть!? Вот! Ответ в том, что я его узнал. Значит время пришло! Значит надо действовать. Пойду за ним потихоньку.

Бывает же так! Столько лет прошло. Я уже и забыл те времена. Молодость. В молодости сил много, а ума мало. Кажется — все лучшее еще впереди. Только протяни руку, напрягись, дотянись и ухвати. Кажется — будешь силен и богат, будут самые красивые женщины, машины, яхты, самолеты. Кажется — друзья будут верны до самой смерти. Эх, молодость — все в ней кажется. Все возбуждает надежду на удовлетворение самых заветных желаний. Надежда – да, хорошая добродетель. Только она хороша для умного человека. Для дурака надежда – пагубная иллюзия, ведущая в никуда. Надеяться надо уметь. Надеяться надо со смыслом. Надеяться надо учиться методом проб и ошибок. Я не умел. Дураком был. Не правильно надеялся. Глупо. Наивно. Примитивно. Родители во время не научили правильно мыслить. И в школе проморгали. Не было у нас такого предмета – логика. А если бы и был, то я наверняка его бы прогулял. Другие интересы были. Совсем другие. Ошибочные. Жалею теперь. Да что жалеть!? Уж прошло все. Толку смотреть в след позавчерашнему поезду? Пусть едет себе. А мы пешочком. Туда, куда я иду, поезда не ездят. Комфортабельные поезда – обман, ловушка. Они катятся прямиком в пасть к хаосу, во тьму. Самый вкусный сыр в мышеловке. Я уж как-нибудь воздержусь. Мне в другую сторону. Я жить хочу. А к жизни ходят по узким неприметным тропинкам. Каменистым, заросшим и тернистым. Такой путь еще надо отыскать. Это очень сложно. Слава Богу, есть люди, которые, изучив такие пути, спешат сообщить о них другим. Тратят свое драгоценное время, чтобы убедить новичков следовать за ними в верном направлении, а не садиться в удобные и привлекательные экспрессы, везущие доверчивое мясо прямо в колбасный цех. Такие правила у этой страшной игры. И в том, что я, к огромной своей радости, о них знаю, как ни странно, сильно виноват вот этот щегол в шляпе и с кожаным чемоданчиком.

Мразь, которой я собираюсь повторно всадить кусок холодного железа в самое сердце.

А потом сжечь вместе с чемоданчиком.

Для надежности.

 

Действие 2. 4438

Куда выруливает этот гусь? В кабак решил заглянуть? Промочить горлышко, которое я собираюсь крепко и нежно обнять железной хваткой? Ну, промочи уж напоследок. Тоже, хоть под вопросом и частично, но, все же, человек. А я за дальним столиком посижу. Присмотрюсь. Разузнаю. Поразмыслю. Дело такое — тоже подумать надо.

— Чаю зеленого, пожалуйста, принесите. Да, с лимоном.

Как же он сейчас похож на тех гусей, что устраивали мне консилиум. Господи! Как же похож! Лысинка, макушка торчит, очечки! Движеньица такие же осторожненькие, вялые. И почему в нашем обществе рулят вот такие скользкие интеллигенты — недомужики? Почему они решают судьбы нормальных, четких и прямых пацанов. Откуда их вообще столько набралось? Где естественный отбор? На хрена они нужны в нашем загнивающем социуме? Вить запутанные паутины из заумных непонятных словечек? Сочинять документы и диссертации за скудное жалованье? Жили же раньше без них. Было же время, когда нормальные дядьки всем рулили! С горячим сердцем, холодным умом и твердой рукой. Тогда такие щеглы и высунуться не смели. Сидели книжки переписывали. Или на дудках играли. Такой вот прогресс! Не прогресс, а деградация! Да, общество, в котором доминируют петухи, обречено на вырождение.

Как вспомню, аж передергивает. Гуси очкастые! Вопросиками своими достали тогда. Как вы спите? Что снится? Лупили ли Вас в детстве родители? Кого вы больше любили маму или папу? Какая у вас была любимая сказка? Что вы чувствуете, когда видите насилие? Ну что чувствую? В рыло хочу дать. Ну что я еще могу чувствовать, если вся моя жизнь — насилие? Дал в рыло и порядок. Конечно, вам, гусям, этого не понять! Считаю ли я внезапные вспышки агрессии нормальными? Ну что тут ответить? Будь у меня возможность, я бы вам зубки ваши перламутровые пересчитал. Так, чтобы на всю жизнь оставшуюся желание отпало вопросики тупые задавать. Да если бы не эти внезапные вспышки, не был бы я нормальным четким пацаном. И, возможно, лежал бы я сейчас в землице сырой. С другой стороны, перед вами, удодами, не сидел бы и бред ваш занудный не выслушивал. Что обидно? Какой вопрос, такой и ответ! Сами эту игру начали!

Кто это к нему пришел? Дамочка — ничего! С шармом! Вот она несправедливость! И что такие лапочки в них находят? Вот вам и естественный отбор. Хреновый отбор! Болтают. Чем это он ее так смешит? Шутник недорезанный! Ну, шути-шути! Недолго тебе шутить осталось. Считай — дошутился. Теперь моя очередь. Скоро я пошучу. Но тебе уже будет совсем не смешно!

Те яйцеголовые на консилиуме тоже дошутились. Ха-ха! Спрашивают, идиоты, какое слово лишнее в таком ряду: муравейник, нора, курятник, берлога, гнездо? Что я тогда ответил? Ах-ха-ха! Ну, конечно, курятник! Спрашивают, почему? Встаю и громко отвечаю: да потому, что вам, петухам, там самое место! А в берлоге и в норе живут нормальные пацаны, с зубами и когтями! Они, таких как вы петухов, на части рвут и пожирают! А остатки ваши петушиные, муравьям отдают. Как же они раскудахтались! Распереживались! На автоматчиков смотрят круглыми глазищами своими. Лысинками блестят в лучах яркого зимнего солнышка. Клювиками что-то сказать пытаются. А конвой стоит и сквозь маски смех сдерживает. Тоже нормальные пацаны, хоть и перепало мне потом от них. Не с той стороны оказались — променяли берлогу на курятник.

Тетрадки на столик повыкладывали, планшетики. Пишут что-то усердно. Ботаны. Ну бабы — ботаны еще ничего. Есть в них что-то интересное, привлекательное. Но этот же просто бесит. Господи, помилуй! Чур меня. А оно то и правда! Как раз про него! Демон во плоти! Замаскированный и подлый. Как сдержаться, чтобы не разбить ему чашку о череп. Вот удивится такой неожиданности. Глаза, наверняка, будут такие же, как в тот лунный и звездный, малооблачный и злополучный вечер, когда я с размаху всадил в него заточенное лезвие. Что я тогда увидел в этих глубоких задумчивых зрачках? Раскаяние? Мольбу о прощении? Страх? Жалость? Обреченность? Я так и не понял тогда. Обычная душа потемки, а такая черная — потемки в кубе. Что может быть в глазах у человека, который натворил столько бед? Столько жизней загубил. Смерть в таких глазах должна быть. Тьма внешняя и скрежет зубов. И полное отсутствие совести. Эти глаза не достойны смотреть даже на такой, уродливый и разлагающийся, гибнущий мир как наш. Миру сей взгляд неприятен! Ничего, скоро эта обидная несправедливость прекратится!

Я свой долг исполню – не сомневайтесь!

Сожгу вместе с чемоданчиком!

Во имя справедливости!

 

Действие 3. 3864

Собирается, щегол! Начитались, написались, нащебетались. Галантный какой. Пальтишко ласточке подает! Я тебе, гусь лапчатый, тоже скоро очень галантно макинтош деревянный подам. Быстро ты у меня его наденешь. Давно пора! Ты смотри, даже дверку перед ней открыл! В лучших буржуйских традициях. Просто джентльмен! Скоро и я тебе отворю врата. Как раз туда, где тебе самое место. Надо только успокоиться. Дышать ровнее. Разожмись проклятый кулак! Не ломай фарфор — порежешься. Сейчас самое главное не спалиться. Самое главное спокойствие. Морду кирпичом. Зубы сцепить. Сейчас вспышки гнева совсем ни к чему. Вдох – выдох. Лицо протереть салфеточкой. Глаза зажмурить. Пусть выйдут. Следить надо осторожно. Издалека. Тем более, с моей выразительной внешностью.

Шагают вразвалочку. Пейзажами наслаждаются. Ну, перед смертью не надышишься. Будут тебе скоро другие пейзажи. Грязно – огненные. Жаркие. Удивительные. Хотя, для тебя они, возможно, окажутся совсем не в новинку. Где там твои друзья обитали? Ха-ха! Скоро ты с ними встретишься! Вот сюрприз то будет, когда окажется, что они совсем не те, за кого себя выдавали! Обманули тебя умника. Не предупредили, что сожрут с потрохами, когда время придет! Такие они друзья из преисподней — лукавые!

Дамочка эта с ним целый вечер гулять собирается? Она мне не нужна. Зачем лишнюю душу на себя брать. Пусть уж дочек красивых воспитывает. Вдруг, нормальным пацанам радость вырастет. Она на ихних не похожа. Тех сразу узнаешь по готической раскраске и платьям. Хотя, теперь фиг разберешь. Мода меняется, вкусы меняются – нравы остаются навсегда. Что там в голове — сразу не разглядишь.

Это я хорошо усвоил. По твоей милости маг хренов! Всю тяжкую десяточку изо дня в день усваивал. Там таких с темной душонкой много. Место характерное – кружок по интересам. Света почти нет — темень кромешная. Верить никому нельзя – обязательно обманут. Говорить ничего нельзя – на слове подловят похлеще следователя и потом тебя же этим словом и бичевать будут. В долг дашь – не вернут. Ночью будешь крепко спать – обворуют. Или, чего доброго, проткнут. Эту школу мы прошли! Ты, сволочь, в этом учебном заведении подох бы на третий день. Хоть там и сборище ужей на сковородках, но таких гибких как ты, там не любят. Разговор короткий. Бах и готово! Собирай запчасти – делай выводы.

Куда это они идут? Зачем им на кладбище? Интуиция ведет? Или подводит? Ну и денек, однако. Очень странно все как-то происходит. Символично. Может быть там их и приодеть? Дамочку жалко. А свидетели мне ни к чему. Можно, конечно, изловчиться так, чтобы она ничего не увидела. Трах – бах и готово. Долг исполнен! Нет, рано. Светло еще. Да и освящено все, кресты стоят — зона упокоения. Негоже добрых людей тревожить криками, возней и другими проявлениями сильного аффекта. Да, если бы не этот сильный аффект, мотать бы мне двадцаточку. Что же они там забыли? Некромантией собрались заняться? Этот может и не такое. Слово даю, если увижу какую мерзость – положу там обоих. Сами виноваты! В писании таких уничтожали не задумываясь. Выжигали каленым железом. Не должны такие люди заражать нормальных граждан своими пакостями. Как вообще можно было допустить, чтобы эта мерзкая субкультура со всеми своими сатанинскими ответвлениями и течениями свободно распространялась и преумножалась в нашем обществе!? Где было долбанное государство? Сажало нормальных честных граждан за решетку!? Заколдованный порочный круг! Ничего, устрою вам инквизицию и аутодафе самостоятельно! Тем более, что я не один. Со мной…

Остановились у могилы. Смотрят. Интересно, чья могилка-то. У меня вышло постоять у могил друзей нескоро. Десяточка долгая была. Тянулась вечность. Как же сильно я изменился за эту проклятую вечность! И у могил я тогда стоял по-другому, не так как стоял бы до всех испытай. Теперь вы долго за них заплатите.

Ух, опять полезло из памяти на поверхность! Только не сейчас! Сейчас станет тяжело. Больно и душно. Не надо! Не сейчас…! Вдох – выдох. Вдох – выдох. А может быть сейчас самое время? Ведь потом-то легче становится! И место подходящее!

 

Действие 4. 3338

Холодно, сыро, темно. Пространство прорезает искромсанный и ободранный решетками и затворами лучик желтого света. Как же хочется, чтобы это был лучик свободного, недостижимого для грязных лап солнца! Но нет – это всего лишь лампочка. Маленькая и несчастная. Как и я, заключенная в толстый стеклянный плафон. Как и я, отгороженная от мира зелеными казенными решетками. Как и я, вынужденная гореть в аду. Все в этих стенах страдает и томится одинаково. Даже те, кто все это страдание организовывает.

Холодно, сыро, темно и страшно! Еще минуту назад было просто холодно – теперь, когда они начали кричать, стало страшно. Почему мой карцер в конце этого адского ряда!? Почему они все время начинают с другого конца, а не с меня!? Почему эти немощные гуси так громко вопят и жалобно плачут? Почему они не вспоминали маму, перед тем, как натворить глупостей и попасть сюда!? Каждый вопль и стон колючими терновыми иглами впивается мне прямо в израненную душу. Безжалостно и неизбежно колет прямо в тысячи раз пробитое сердце. Отдается одновременно во всех ссадинах, ушибах, отеках, синяках, царапинах. Как же больно они кричат!

Сыро и душно! Раньше, в прежней жизни, я не обращал внимания на вопли и стоны. Протяжное слово «мама» не вызывало у меня такой смятенной дрожи по всему телу. Звуки страданий не смущали меня даже тогда, когда я был их причиной. Я был крепок, бодр и черств. Иногда, даже жесток. Так было удобнее. Так было надежнее. Я думал: если меня боятся – я в безопасности. Если боятся, значит уважают. Иногда я упивался чужим страхом предо мною. Но сосуд долготерпения не бесконечен. Господи! Почему я не думал об этом раньше!? Почему был так глуп!? Сколько мне еще пить из этой горькой ядовитой чаши!? Как же больно они кричат!

Темно и неизбежно! Ну, почему они все время начинают с другого конца!? Ожидание приближающегося наказания – в тысячи раз мучительнее, чем само наказание! Особенно, если о нем напоминает каждый звук, каждый стон. И некуда деться! И сил уже нет! Все силы я потратил на то, чтобы научиться тому, чего раньше совсем не умел — смотреть в будущее. Каждый день я учусь этому – всматриваюсь приближающемуся мучению в лицо. Отсчитываю шаги смерти, мерно раздающиеся за дверью. Моя горькая чаша наполнена помимо страха и этим. За все те дни, что я прожил, не заглядывая за край сиюминутности. За все те дни, что я жил здесь и сейчас. Теперь это просто невозможно. Меня вытолкнули из текущего момента силой. Отобрали мое настоящее. Оставили только мучительное прошлое и невыносимое, такое же, как прошлое, будущее.

Холодно и светло! Сволочи! Верните мне мой маленький, тонкий лучик! Мне больше не надо! Лучик вольного солнца, как прежде. Закройте двери с той стороны! Меня уже некуда бить! Достаточно ткнуть пальцем и я закричу от боли, как те несчастные, которых вы уже посетили. Хотите, чтобы я встал!? Хорошо! Я встану…

На тварь, получи! И ты, петух, держи. Нос в смятку! Вот жена удивится сегодня! Не надо было изводить мое терпение! Я опять не вижу будущее, не вижу там возмездие. И страха нет! Я свободен! Какое же это блаженство – жить здесь и сейчас. Жить мгновением, за которое кулак преодолевает расстояние от подбородка до подбородка. Мгновение такой свободы стоит сотен ваших вонючих затхлых лет! Свободен, пока хватает сил. Свободен, пока не обрушится кромешная тьма забытья. Так свободно солнце перед тем, как угаснет в вечности!

Действие 5. 6889

Кажется, отпустило. Надо быть сдержанней. Ненависть мешает контролировать ситуацию. Ненависть – это страсть! От страстей надо избавляться. Страсти надо искоренять. Они забирают силы, пьют кровь. Они могут выпить больше крови, чем любые кровопийцы. Так учил отец, которого я обрел в самый страшный период моей жизни! И я хорошо усвоил эту науку. Я научился применять ее на практике.

Кажется, уходят. Налюбовались могилкой. Интересно чьей? Надо бы тоже глянуть. Хотя, какая мне разница? Что это изменит? Праздное любопытство. Может быть, это добавит мне уверенности? Или убавит? Можно идти. Понасажали тут кустов колючих – прятаться за ними удобно, но пробираться через них чревато травмами. Ничего, обходной, узкий тернистый путь – только он ведет к истине. Уж я-то научился этому не на институтской скамье. На практике, на крови и слезах. Это, собственно, и есть тернистый путь.

Похоже, наш ровесник. Наверное, из их компании. Что, бедняга, доигрался в сказки? Не помогли тебе твои боги? Может кто-то из наших, нормальных пацанов, подсобил по глупости? Где ты там сейчас в Вальхалле или Хельхейме? Господи, помилуй и прости. Наставь бакланов на путь истинный! Странная эпитафия. Какой-то фантазер сочинил:

Улыбается грустно с гранита.

Озирает глазами даль.

Словно жизнь еще не прожита!

Словно будущего не жаль!

Действительно, грустная фотография. Словно специально для надгробной плиты снимался. И ведь молодым совсем помер. Даже тридцаточку не разменял. Успел ли перед смертью одуматься или так и ушел с эльфами и гномами в голове? Интересно, как таких там встречают? Кто-то говорил, что в посмертии душа человека видит все так, как представлялось при жизни. Этот, выходит, попал в их болезненные языческие фантазии. Прямо к демонам. Если, конечно, не одумался и не прикоснулся к истине. Хотя бы к краешку. Хотя бы коротенькой молитвочкой. Ладно, всех не спасешь! Дураки даже на своих ошибках не учатся. Кто склонен по гордыне своей погибнуть, тому не поможешь никак. Петухи, безмозглые! Насильно правде не научишь. Я-то это хорошо знаю. Ученый.

Проклятые колючки! Настоящие дебри! Одежду дорогущую о них обдеру. Где эта парочка!? Ага, вон уже по улице идут! Сколько ж вы еще шататься-то будете? Давай, дамочка, домой пора! Ужинать! И радоваться, что не последний раз в жизни! Образумь тебя, Господь! Ага! Молодец! Лови машинку – дуй домой! А я с твоим дружком в тихом местечке потолкую. Или, если укромного местечка не найдется, провожу домой, чтобы с ним ничего плохого без моего участия не случилось. Тогда, потолкую либо у него в гостях, либо в другое, удобное для этого время в удобной локации.

Эй! Это что за гопота!? Что им надо? Гуси собрались грабить петуха и курицу!? Прямо у кладбища! Ах-ха-ха! Разборки на хоздворе! Веселые ребята. Надо подумать! Сейчас они их грабанут. И если гусей не настигнет та же участь, что и моих друзей, пострадавшие попрутся в полицию писать заявление. Следователи, участковые и вся канитель. Как я потом впишусь в эту картину со своей праведной и необходимой обществу местью? Несчастный случай уже не получится. Будут думать, что это гопота пыталась надавить на потерпевшего и переборщила. Тогда этих гусей точно найдут и впаяют больше, чем они видели в самых страшных снах. Хоть они и гуси недоразвитые. Возможно, даже, наркоманят потихоньку. И кошельки у прохожих отбирают возле кладбища. Но я в их возрасте немногим лучше был. Всему свое время. Вырастут – поумнеют. Если конечно не залипнут в самых скверных заведениях. Не хорошо так мелких подставлять. Ой, не богоугодное это дело! Надо вмешиваться сейчас! Если не сейчас, то только через полгода – год, когда все уляжется. Дамочка их запомнит. Ее трогать не надо. Остается только прогнать этих малолетних отморозков. Пусть в другом месте сегодня охотятся. Опять эти проклятые колючие кусты. Изорву о них всю одежду. Треск стоит как от медведя, бегущего за кабаном. Заметили. Что крикнуть?

— Эй! Мужики, закурить найдется?

Приглядываются. Если умные — свалят сразу. Если дураки – будут наглеть. Похоже, что дураки. Сейчас завертится.

— Дядя, вали отсюда, пока сигарету есть чем держать!

— Ха-ха-ха!

— Не мешай с гражданами общаться!

— Видишь, лишний ты здесь!

Совсем, похоже, не умные. Тормозов нет. Думают – если их много, то они в безопасности. Не научила еще жизнь — не развила инстинкт самосохранения. Ну что же, я теперь тоже – часть их жизни. Возможно, Господь их пожалел, поставил именно на моем пути? Только бы не забыться в таком настроении! Только бы быть с этими гусями помягче: максимум педагогики – минимум травм и последствий. Надо держать себя в руках! Даст Бог, хоть один нормальный человек из них и вырастет. А от плевелл это пшеничное поле очистит жизнь. Я теперь тоже – часть их жизни…

— Да тут больше не у кого спросить! В город тащиться неохота! Что, ни у кого сигаретки нету?

— Непонятливый какой! Иди обратно в кусты свои! Нет сигаретки! Сейчас у тебя не только сигаретки, но и кошелька и зубов не будет!

— Ребята, почему вы так грубите мне!? Я же только сигаретку попросил! Что тут у вас вообще происходит!?

Слова, похоже, исчерпались. Решили почесать кулаки. Пальчики разминают. Наивные. Кто у вас тут самый боеспособный. Ты!? Ну, держи тогда! Взмах, свист, глухой удар по ноге. Вскрик. Падение. Ну вот – уже совсем не боеспособный. И не будет таковым еще недели две, пока бинты не снимут. Теперь будем измерять меру их глупости! Интересно, на какой по счету боевой потере эти гуси малолетние догадаются отступить? Окружают. Да количество позволяет. Ручонки тянут вперед. Ну ладно! Свист. Крик. Уже не тянут. Дистанцию держат. Поняли, что приближаться опасно. Переглядываются. Травм, наверное, хватит. Теперь время для педагогических внушений:

— Гуси, башками своими с клювами думайте! Сейчас всех тут положу! Я таких как вы, штабелями на зоне воспитывал! Если не хотите туда, завязывайте с грабежами и идите на работу! Выгоднее будет!

Переглядываются активнее. Наглость в глазенках тает. Появляется страшок. Наверняка, размышляют об окружающих их ветках и дубинах, которые можно из них изготовить. Ну и хорошо. Вот, ближайший, держи для наглядности. Свист, удар, вскрик, падение. Очередное внушение:

— Все, гуси, идите домой, если проблем не хотите!

Похоже, немного поумнели. Уходят. Сердятся. Слова обидные кричат издалека. Не понимают еще петухи, что я их от лагерей спас. А может, даже и жизни их бестолковые. Что делать теперь? Надо говорить с этими двумя. Говорить спокойно. Сдержанно. Не показывать своей ненависти. Надеюсь, он, спустя столько лет, меня не узнал!? Надеюсь, я для него не самый выразительный персонаж из темного прошлого. Если и признает, главное, чтобы подруге не рассказал. Благодарят за избавление от хулиганов. Наивные. Что? Поужинать!? Еще чего не хватало! Мало желания сидеть за одним столом с этой мразью! Хотя – хороший способ втереться в доверие. Главное, так втереться, чтобы дамочка не заподозрила потом мою причастность к намечающемуся злодеянию. Аккуратно втереться, мягко и ненавязчиво.

Хорошо, ужинать, так ужинать!

Помоги мне, Господи, исполнить Волю Твою!

Действие 6. 7884

А вблизи он не так страшен! Обычный, рядовой гражданин. Спокойный, уравновешенный. Наверняка законопослушный и с хорошей репутацией. Я в сравнении с ним — психопат и мордоворот, отмотавший срок за убийства и покушения! Вот ведь несправедливость! Что за мир сволочной!? Почему существует возможность скрывать свою истинную суть под масками? Почему судят по одежке? И садят по одежке! Ха-ха-ха. Какой каламбур! Ведь, если бы была возможность узреть, что у человека в душе, сидеть бы тогда не мне, а этому щеглу! Не долго бы он там выдержал! Ничего! Есть еще суд верховный, Божий суд! Господь зрит в корень. Видит мельчайшие грешки. Видит, что там в этой подлой, скрывающейся под личиной благополучия и высокоморальности, черной душонке. Он будет судить его и меня! И я буду исполнителем приговора.

Рассуждает о никудышнем воспитании современной молодежи! Моралист! Да лучше, пусть будут такие, в перспективе, нормальные пацаны, чем как ты и твои больные, чекнутые дружки – сатанисты! Надо что-то отвечать! Нельзя вот так слушать в пол уха и думать о своем. Могут заподозрить неладное. Хорошо, заверну речь поумнее:

— Вы знаете! Меня тоже учили судить о людях по таким вот, внешним, критериям. Хулиган – плохо, отличник – хорошо. Но если посмотреть поглубже, ведь, все по-другому. Ведь эти волчата объединились в стаю и охотились на кладбище потому, что у них такая душевная организация, конституция. Да — они агрессивны, да – они, имея преимущество в численности и силе, хотели отобрать у вас имущество. Простите за тавтологию! Ха-ха! Но ведь их способности, их инстинкты, могут быть очень важны для общества! Такова их природа. Случись война — они могут проявить себя в боевых действиях, могут таким вот отрядом выполнять опасные задания. В том, что эти гуси… ребята вместо конструктивного, полезного русла избрали такое вот — противозаконное, виновато, прежде всего, государство, которое не обеспечило надлежащего воспитания! Хоть они и пытались вас ограбить – они, прежде всего, жертвы. Дайте им образование и работу, покажите, как ставить и достигать полезные обществу цели и они станут другими людьми!

— Интересные рассуждения! – хитро улыбается, что там за этой улыбкой? – Признаюсь – я с Вами совершенно согласен. Я тоже много об этом размышлял. Все люди разные и у каждого есть определенные таланты. Все они важны для выживания, существования и развития общества. В разные времена были востребованы разные таланты и способности. Когда-то, это была сила воли и физическая сила. В наше время – все более интеллект. Увы — детям с организацией, которая позволила бы им успешно адаптироваться пятьдесят лет назад, все сложнее адаптироваться в наши мирные дни. Увы — условия влияют на селекцию и отбор. Думаю, что так вырождаются народы и гибнут цивилизации. И в этом, действительно, есть вина государства, которое могло бы взять на себя заботу о социальной адаптации всех граждан. Но для тех капиталистов, что стоят у руля, важнее прибыль, чем сохранение народа. На такие социальные программы денег им жалко.

— Райх, Вы рассуждаете как настоящий социалист! – приятный же голосок у этой обворожительной дамочки! – Впрочем, я тоже с вами согласна! Думаю, что участие государства в жизни простого человека в идеале должно быть таким, как пятьдесят лет назад. По рассказам родителей я помню, что и преступность была ниже и учились все и трудились. И смысл у всех был. И уверенность в завтрашнем дне…

— В конечном счете, дно оказалось не очень то и уютным…

— Ну и шутки у Вас, Райх! Ха-ха. В яблочко, конечно! Но я серьезно!

— И я серьезно! Кроме тех, кто у руля государства есть еще Создатель, который управляет всеми процессами. Будущее мира для него так же очевидно, как настоящее. Он направляет развитие общества по наименее опасному пути. Курс, который был пятьдесят лет назад, себя исчерпал. Выродился. И мы не знаем, куда ведут нас процессы, которые происходят сейчас. Возможно, через тернии к светлому будущему. Мы — люди, не владеем всеми тонкостями, для того, чтобы судить об этом.

Чем дольше я их слушаю, тем сложнее мне будет его убить! Правильно ведь рассуждает, тварь! Что же он при этом думает? Неужели так же, как говорит!? Не клеится с тем, что я знаю. Это точно тот человек? Райх, Райхард —  имя то же. И узнал я его. Не мог ошибиться. Что же он думал, когда сотворил с нами такое? Думал ли он о воле Создателя? Сейчас-то он считает, что все происходит по воле создателя. А то, что случилось тогда, было ли по воле Создателя? Если случилось — значит было Им допущено. Если допущено…Стоп! Хватит! Я сейчас запутаюсь в этом словоблудии, и делу придет конец! Мог ли такой страшный петух прийти к размышлениям о воле Создателя!? Что, если это — хитрая уловка. Что, если он заподозрил неладное и теперь пытается заговорить мне зубы? Внушает, что он изменился, и я не должен совершить над ним суд. Надо перепроверить. Надо осторожно и незаметно выспросить. Главное не показаться навязчивым…

— Ничего, извините, задумался… Вы, действительно считаете, что миром и историей управляет Творец? А как же князь века сего? Вам не доводилось наблюдать его вмешательства в жизнь людей? Судя по тому, что происходит в государстве, именно он руководит большинством процессов.

— Думаю, он находится или в иллюзии или понимает, что его попытки захватить власть в мире тщетны. Воюет по инерции и мучается в ожидании последнего суда и наказания. Знаете, ожидание наказания может быть страшнее и мучительнее самого наказания.

Тебе ли, щегол, знать об ожидании наказания!? Сидит тут, умничает, петух! Совесть-то тебя хоть раз мучила!? В ожидании наказания за твои страшные, подлые грехи!? Я прошел несколько кругов ада в ожидании наказания и мучения! И все из-за тебя! Это ты должен был страдать на моем месте! Поэтому, теперь я — твое наказание! И радуйся, что ты его не ждал! Разожмись, кулак! И челюсть, расслабься! В такой напряженной роже они, точно могут увидеть опасность, почувствовать неладное. Как же тяжело сейчас успокоиться! Еще час назад я был полон решимости уничтожить гада, который причинил мне столько вреда. Теперь же во мне развернулась жуткая борьба! Что если он действительно изменился? Что, если Господь уже направил его на верный путь!? Ведь наказание – это указание правильного пути! Ведь нет таких людей, которые не могли бы раскаяться. И если я уничтожу раскаявшегося – это будет большая ошибка! Господи, что мне делать сейчас!? Я не могу принять решение в такой ситуации! Дай мне знак! Сохрани от ошибки! Направь меня по верному пути!

Что он делает!? Зачем он расстегивает портфель!? Что ищет там? Он догадался? Сейчас достанет пистолет и пристрелит меня – уголовника!? И не будет ему за это ничего! Очевидно – самозащита. Господи, и это твой знак!? Я должен погибнуть в десятый раз и окончательно по вине этого мерзкого колдуна? Что же это!? Ведь я посвятил Тебе остаток жизни! Ведь я служу тебе! Что делать сейчас!? Влупить ему через стол и забрать пистолет? Опять проблемы… Встать, уйти, скрыться? Тогда я буду ломать голову, что сделал не так… Незавершенное дело, так же изматывает душу как и ошибка. Хотя, ошибка, обычно, страшнее незавершенности. Но вероятность ошибки меньше ста процентов. А незавершенность уже есть. Что делать!?

— Вот, в знак благодарности, хочу подарить Вам свою книгу. Возможно, рассуждения в ней не так глубоки, как ваши. Это книга больше философская, чем религиозная. Но мне очень было бы интересно услышать от Вас, как человека мыслящего, критические замечания.

Что там написано!? Зрение совсем расфокусировалось. Глаза бегают, цепляясь за движения и обстановку. И давление, наверное, поднялось. Организм готов драться и убегать. Как понять это название? Надо открыть ее, заглянуть внутрь! Эта информация позволит принять решение! Господи, ты дал мне знак! Ты направил меня на правильный путь!

Листаю. Читаю. На душе становится легче.

Сегодня этого гуся я убивать не буду.

И жечь вместе с чемоданчиком не буду.

Похоже, он нужен этому заблудившемуся миру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *